17 декабря 2008 г.

Ласточкино гнездо, Гаспра, Крым

На самом краю большой Аврориной скалы мыса Ай-Тодор, на сорокаметровой высоте каким-то чудом держится миниатюрный, воздушный замок в готическом стиле. Это знаменитое «Ласточкино гнездо», символ южно-бережной архитектуры Крыма.















Памятная монета: Номинал - 50 гривен. Выпуск - 2008 г. Тираж - 4000 шт.
Диаметр - 25,0 мм. Гурт - гладкий.
Металл: Золото 900/1000 - 15,55 гр. хим. чист. металла.















Памятная монета: Номинал - 10 гривен. Выпуск - 2008 г. Тираж - 5000 шт.
Диаметр - 38,61 мм. Гурт - рифленый.
Металл: Серебро 925/1000 - 31,10 гр. хим. чист. металла.

Серия: Памятники архитектуры Украины. «Ласточкино гнездо».
Чеканка: Монетный двор Украины.

Страницы истории:

Приютившийся на Аврориной скале (пос. Гаспра) небольшой замок Ласточкино гнездо рискованно нависает над волнами, оправдывая своё романтичное название. Для первых владельцев он представлялся сказочным приютом любви, а сегодня стал своеобразным символом Крыма. Некогда в этих местах обитали тавры, их сменили греческие колонисты, затем пришли римские легионеры, основавшие крепость на западном отроге скалистого мыса Ай-Тодор.

В 1960 году здесь снимались эпизоды известной киноленты "Человек-амфибия". Логово "морского дьявола" Ихтиандра располагалось под скалой, с которой 15 лет спустя падали герои "Десяти негритят" режиссера Станислава Говорухина.

Дворцы южного побережья можно считать каменными страницами истории. По ним прослеживается биография неповторимого уголка крымской земли.

Суженные по воле создателя стрельчатые окна, сложенного из серого камня дворца с изящными готическими башенками, выглядят сощурившимися от ослепительного солнца и точно вглядываются в бесконечную морскую даль. Вероятно, так же внимательно смотрел первый русский обитатель этого места, старый одинокий генерал, познавший тяготы турецких походов. Решение поселиться на самом краю скалы пришло от вида дерева, поднимавшегося прямо из каменного монолита. Упрямое растение продолжало существовать, не уступая в твердости камню. Солнце и зной иссушили ствол, но крона радовала глаз ярко-зелеными листьями, являя пример стойкости и неукротимого стремления к жизни.

Через некоторое время на Аврориной скале застучали топоры: старому воину строили деревянный домик, позже названный "Генералиф". Позже дачу приобрела московская купчиха Рахманова, наскоро перестроив ветхое здание без учета ландшафта и местных традиций. Не лишенная романтичности, дама прозвала неказистое строение Ласточкиным гнездом. В 1911 году "купеческое гнёздышко" перешло во владение к немецкому нефтепромышленнику Штейнгелю. Барон приказал сломать деревянную постройку и возвести на ее месте каменный дворец.

Разработка проекта была поручена известному русскому архитектору А.В. Шервуду. Уже в 1912 году на тесной площадке Лимен-бурун стоял оригинальный готический замок. Задуманная зодчим ступенчатая композиция исходила из малых размеров участка. Здание 12-метровой высоты располагалось на фундаменте шириной 10 и длиной 20 метров. "Птичьим" объемам соответствовало внутреннее устройство: прихожая, гостиная, лестница и две спальни последовательно располагались в двухэтажной башне.

На взгляд специалиста неверные пропорции соединены столь же неудачно; комбинация двух кубов и плоской призмы зрительно давит на цилиндр башни, не уравновешивая композицию, а "пытаясь столкнуть ее в бездну". Вопреки архитектурным нормам, объемы не исходят один из другого и потому не выглядят единым целым. Части здания сопряжены механически, но с полярной нагрузкой, то есть не притягивая, а подталкивая друг друга. Некоторым элементам, например башне с провисшим балконом, явно недостает визуальной тяжести. Со стороны весь дворцовый комплекс кажется шаткой конструкцией, готовой в любой момент рухнуть в морскую бездну.

Возможно, конструктивная неустойчивость задумывалась изначально. Шервуд мог запланировать такую постройку по просьбе заказчика. Однако другим архитектурным несообразностям объяснения найти невозможно. Объемы возрастают в соответствии с высотой унылой лесенки, высоким концом направляющейся к обрыву. Проводя аналогию с арифметической прогрессией, каждый последующий элемент здания высится над предыдущим. Особого внимания не уделено ни одной из частей; все они выглядят в равной степени полновесными.

В то же время некоторая значительность сообщена деталями. Зубчатый венец увеличивается по мере уменьшения высоты блока. В средней части ансамбля расположена гостиная, выделенная широкими окнами, балконами и высокими остроконечными шпилями конусообразной формы, соединенными с рядом небольших арок. Рустика цоколя выражена в облицовке этой части камнями с грубо отёсанной, выступающей лицевой поверхностью.
К архитектурным недостаткам здания можно прибавить также несоответствие размеров оконных и дверных проемов, а также крайний лаконизм внутренней отделки.

В 1927 году Ласточкино гнездо едва не погибло во время сильного землетрясения. Были два толчка среди ночи. Первый — слабый, как бы предупреждающий, заставил людей выйти из домов. Потому и оказалось при многих разрушениях сравнительно мало жертв. Второй толчок ударил в полные девять баллов. Само "гнездо" выдержало, но пострадала скала-фундамент. Глубокая косая трещина прошла от её верхней площадки к середине, так что замок мог в любой момент обрушиться. Часть опорной скалы обрушилась в море, и видовая площадка угрожающе нависла над пропастью. Само здание почти не пострадало, если не считать сорванных шпилей и оторванного куска скалы под нижним балконом. Однако в стенах появились трещины, поэтому состояние дворца признали аварийным, закрыв доступ в него на неопределенный срок.

Только в 1967-68 годах, через сорок лет после землетрясения, рабочие "Ялтаспецстроя" выполнили этот ремонт, не разбирая стен. Руководил операцией архитектор И.Г. Татиев. Начавшиеся в 1968 году восстановительные работы касались укрепления фундамента, частичного видоизменения фасада и внутренних помещений. Автор проекта реставрации, ялтинский конструктор В.Н. Тимофеев посадил крайний блок здания на консольную железобетонную плиту, заведенную под центральный объём. Таким образом была надежно закреплена крайняя часть дома, оставшаяся висеть над обрушенной скалой. Помимо монолитной плиты, всю постройку обнесли антисейсмическими поясами.

Увеличенная в высоту (после реставрации) башня обрела декоративность благодаря четырем шпилям. Правильный архитектурный приём нарушил унылое возрастание объёмов, сделав акцент на крайней части дворца. Сегодня восстановленный замок официально признан памятником архитектуры прошлого столетия.

Источник информации: krym.sarov.info, fishki.net
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет Яндекс цитирования